Сердечные гликозиды: адонис весенний и желтушники

Продолжаем знакомить читателей с активными действующими веществами лекарственных растений.

Возможности сердечных гликозидов для сердца сравнимы с возможностями атомной энергии для человечества. При разумном использовании и тех, и других отмечается невиданный прежде прогресс, при злоупотреблении возникает реальная угроза для жизни. Скажу больше. Если без применения атомной энергии человечество может и прожить, то без сердечных гликозидов пациенты, страдающие сердечной недостаточностью, быстро умирают.

Сердечная недостаточность по сути своей есть несостоятельность сердца как насоса, обеспечивающего полноценное кровообращение. Возникает порочный круг, так как при нарушенном кровообращении сердце страдает еще больше. Справедливости ради замечу, что есть и другие кардиотонические средства, но все они (адреналин, камфара, кофеин и так далее) подобны кнуту, подстегивающему усталую лошадь, заставляют работать утомленное сердце с усиленной нагрузкой. Очевидно, что лечебный эффект таких средств недолог, более того — в итоге губителен.

Правильно подобранные (!) дозы сердечных гликозидов удивительным образом оптимизируют работу сердца. Удивительным потому, что не могут пока ученые ни найти, ни синтезировать средства, сравнимые с действием этой небольшой группы встречающихся только в некоторых растениях химических веществ. Под влиянием циклопентанопергидрофенантренового (отличная скороговорка) ядра, соединенного с ненасыщенным лактоном, сердечная мышца вдруг начинает выполнять большую работу при меньшей затрате энергии и меньшем потреблении кислорода. Усиливается и укорачивается по времени фаза сокращения сердца, быстро выбрасывая всю необходимую кровь; удлиняется фаза расслабления, позволяя сердцу полноценно отдыхать.

При длительном поддерживающем лечении гликозидами пациент получает годы и десятилетия фактически полноценной дополнительной жизни.

Все было бы здорово и безоблачно, но требуется предельно четкая дозировка. Дозы лечебные и токсические (опасные для жизни) очень близки. Установлено, что диапазон лечебного действия лежит в интервале 1/2-2/3 токсической дозы. В то время как малые дозы (менее 1/4 токсической дозы) вообще не оказывают действия на сердце. Если принять во внимание неодинаковую чувствительность различных людей, колебания действующих начал в сырье, задача уже не представляется такой простой.

Примечательна в данном случае история открытия свойств сердечных гликозидов. Английский врач Уильям Уайтеринг, осмотрев пациентку с сердечной недостаточностью, нашел ее болезнь неизлечимой. Каково же было его удивление, когда сельская знахарка вскоре вылечила женщину набором из 20 трав. Всеми правдами, а по некоторым источникам, и неправдами, дотошный врач узнал рецепт и определил, что основное действующее начало в нем наперстянка пурпурная, обычное травянистое растение для Западной Европы. Прошло 10 лет, и Уайтеринг опубликовал результаты. Произошло это в 1785 году. Медицинский мир охватило радостное возбуждение, быстро сменившееся разочарованием. Нетрудно догадаться почему: случаи удачного лечения с досадным постоянством сопровождались и случаями противоположными. В широкую практику наперстянка вернулась и стала по-настоящему популярна лишь спустя 100 лет, после тщательного изучения. К этому времени открыли и изучили другое, ставшее всемирно известным растение с сердечными гликозидами — африканский тропический строфант.

Кстати, тоже любопытная история. Еще один английский врач — Кирк, но уже в 1856 году, интересуясь стрельными ядами (!), собрал образцы строфанта в дорожную сумку. Как только для образцов нашлось более подходящее место, переложил в сумку мелкие вещи, в том числе зубную щетку. Когда стал чистить зубы, отметил сильное сердцебиение. Такая закономерность повторялась несколько дней. Кирк прозорливо предсказал растению великое будущее в качестве кардиотонического средства.

Так получилось, что главными препаратами на сегодняшний день остаются сердечные гликозиды, выделенные из листьев наперстянки (как средство для длительного лечения) и из семян строфанта (для экстренного, быстрого действия). Несмотря на то, что обнаружено уже несколько десятков очень перспективных растений, содержащих сердечные гликозиды. Не сказать, что они хуже, но, видимо, «от добра добра не ищут». А эти новые растения, как и препараты из них, остаются преимущественно резервными.

Лечиться сердечными гликозидами нужно только под контролем врачей-кардиологов с учетом индивидуальных особенностей и после тщательного обследования. При этом каждый пациент должен знать признаки начинающейся передозировки. Это появление тошноты, рвоты, урежение пульса до 60 ударов в минуту и ниже, резкое снижение мочеиспускания даже на фоне сохраняющихся отеков. Первыми мерами являются прекращение приема препаратов и обращение к врачу.

Может сложиться впечатление, что статья не имеет отношения к современному бытовому траволечению. Это не так. Остановимся подробнее на адонисе весеннем, одном из первых наших «подснежников», желтыми крупными цветками украшающем почти голую после стаявшего снега землю. «Стародубку», «черногорку» (так часто называют растение в народе) по-прежнему широко применяют в быту как сердечное средство. На Алтае, например, пользуются следующим рецептом: одну веточку высушенного растения заливают стаканом кипятка, выпивают полученный настой за 3-4 приема в течение дня. Не все знают, что основными действующими веществами в адонисе как раз и являются сердечные гликозиды. По счастью, они действуют слабее, чем в наперстянке, практически не накапливаются в организме (в отличие от гликозидов последней), обладают заметным мочегонным и успокаивающим действием, что неплохо для больных с сердечной недостаточностью. Во всяком случае, о неблагоприятных исходах от употребления адониса я не слышал. Возможно, безопасным, но и слабоэффективным такое лечение становится из-за неоптимальной сушки растений. Дело в том, что сырье с сердечными гликозидами нуждается в быстрой сушке при температуре 50-60 градусов Цельсия. В быту же наиболее распространен щадящий режим при естественных температурах в проветриваемом помещении. При таких условиях значительная часть сердечных гликозидов инактивируется присутствующими в растении ферментами.

Большей осторожности, чем предыдущее растение, требует в быту применение желтушников — сорных растений из семейства крестоцветных, обычных для большей территории нашей страны. В желтушниках выявлены очень активные сердечные гликозиды, мало уступающие по силе гликозидам строфанта. Желтушники не так часто используются в народной медицине, как адонис, но упоминания о них в популярной литературе нередки.

Вспоминаю любопытный случай. В очередной раз лет семь назад приехал в село Кокши Алтайского района к известному на Алтае травнику Лазарю Павловичу Воробьеву. К сожалению, сейчас его уже нет. Лазарь Павлович не имел ни медицинского, ни ботанического образования, но много читал, хорошо знал травы, искренне верил в их силу и так же искренне старался помочь людям. В разговоре целитель с гордостью упомянул, что нашел в окрестностях богатые «плантации» желтушника и успешно применяет его у пациентов при сердечных проблемах. Я не встречал прежде зарослей желтушника, усомнился и попросил их показать. «Желтушник» оказался гулявником Лезеля, еще одним представителей семейства крестоцветных, действительно встречающимся зарослями. Ошибка была легкообъяснимой: без специальной подготовки виды крестоцветных путают даже агрономы. Однако Лазарь Павлович не согласился с моими доводами, утверждал, что это все-таки желтушник, и он хорошо помогает сердцу. Вернувшись в Барнаул, я «поднял» литературу о гулявнике Лезеля и с удивлением обнаружил, что он также содержит сердечные гликозиды, более того, один азербайджанский фармаколог, исследовав растение, настойчиво рекомендовал его к дальнейшему изучению и применению в качестве кардиотонического средства.